ЗАЩИТА ОТ НЕДОБРОСОВЕСТНОЙ КОНКУРЕНЦИИ ЗАЩИТА ОТ НЕДОБРОСОВЕСТНОЙ КОНКУРЕНЦИИ

ЗАЩИТА ОТ НЕДОБРОСОВЕСТНОЙ КОНКУРЕНЦИИ

Каждый участник рынка может столкнуться с убытками или репутационным ущербом в результате недобросовестного поведения своих конкурентов. В ходе борьбы предприниматели временами используют такие методы воздействия на потребителей и такие стратегии ведения бизнеса, которые в действительности недопустимы с точки зрения деловых обычаев и антимонопольного законодательства. Данная статья описывает пути решения этих проблем.

Успешная правовая защита от недобросовестной конкуренции начинается с грамотной квалификации противоправных действий соперников. Рассмотрим одни из наиболее распространенных форм недобросовестной конкуренции:

— дискредитация в отношении конкурента
— введение третьих лиц в заблуждение
— проведение некорректного сравнения
— использование чужой интеллектуальной собственности
— раскрытие конфиденциальной информации

Федеральный закон «О защите конкуренции» (далее – ФЗ) предусматривает запрет на дискредитацию. Под дискредитацией понимается распространение недостоверных сведений о конкуренте. Причём распространение не означает тиражирование и спам – достаточно, чтобы информация стала известна хотя бы одному лицу. Форма распространения так же не имеет принципиального значения, ответственность грозит, в том числе, за деловую переписку.

К ложным сведениям относятся те, что полностью не соответствуют фактическим обстоятельствам. Неточность данных подразумевает раскрытие информации не в полном объеме, а искаженность связана с изложением информации в форме, которая может привести к её неверному или негативному восприятию. ФАС РФ, комментируя ФЗ, уточняет, что распространение достоверных сведений, которые могут снизить доверие потребителей к конкуренту, не считается дискредитацией.

В качестве примеров предмета дискредитации ФЗ приводит качество товара, его назначение, способы и условия изготовления, пригодность для определенных целей. Также эта форма недобросовестной конкуренции может затрагивать информацию о количестве товара, его наличия на рынке, уровне потребительского спроса. Условия продажи товара, в частности, его цена, тоже могут передаваться в неточном, искаженном и даже ложном виде. Эти примеры не образуют исчерпывающий перечень, ФЗ допускает и иные сценарии дискредитации.

В судебном деле №А40-15740/2023 Арбитражный суд г. Москвы подтвердил правомерность вынесения УФАС предупреждения о недопустимости дискредитации в адрес компании, которая разослала торговым сетям Дикси, Ашан и Перекресток информационные письма. В тех письмах, сопоставляя себя с одним из конкурентов, компания обвинила его в противоправных деяниях. Поскольку в действительности доказательств совершения тех деяний не было, суд посчитал справедливым оценку УФАС описанных действий как дискредитационных.

Обман не обязательно должен быть направлен на устранение или умаление соперников, он может использоваться недобросовестными участниками рынка и для необоснованного преображения собственного имиджа. Такие ситуации следует квалифицировать как преднамеренное введение в заблуждение.  При введении третьих лиц в заблуждение информация, как правило, носит позитивный характер и касается деятельности самого распространителя либо его продукции. В ФЗ список возможных сценариев, касающихся этой формы недобросовестной конкуренции так же открытый. Среди них можно выделить дезинформацию относительно места производства товара, объема гарантийных обязательств изготовителя.

Арбитражный суд г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области при рассмотрении дела № А56-100555/2022 обязал компанию удалить с принадлежащего ей сайта информацию о возможности получения услуг адвоката при обращении к этой компании. В силу того, та организация де факто не была адвокатским образованием, суд посчитал размещение упомянутой информации введением потребителей в заблуждение относительное наличия в штате действующих адвокатов.

Кроме того, чревато ответственностью проведение некорректного сравнения своего продукта или бизнеса с товаром/делом конкурента. Некорректное сравнение может проводиться как с конкретным лицом, так и с неограниченным кругом лиц. Рассматриваемая разновидность недобросовестной конкуренции может реализоваться через использование слов «лучший», «самый», «первый», «номер один», «единственный». Неприемлемо, в том числе, такое сравнение, результаты которого не могут быть объективно проверены, либо невозможно определить, по каким параметрам проводилось это сравнение.

Для понимания существа описанной формы недобросовестной конкуренции обратимся к актуальной судебной практике. Суд по интеллектуальным правам признал недействительным решение УФАС в деле № СИП-607/2022. Суд не согласился с тем, что антимонопольный орган квалифицировал фирменное наименование общества «Химчистка №1» как некорректное сравнение. В решении суд пояснил, что использование обществом обозначения «№ 1» в его цифровом значении в своем наименовании само по себе не свидетельствует о некорректном сравнении с конкурентами или оказываемыми ими услугами, поскольку сравнение как таковое отсутствует. В дело не были представлены доказательства того, что «Химчистка №1» позиционировала себя как лидирующее и превосходящее иные предприятия в сфере оказания услуг по стирке и химической чистке.

Не соответствует текущему антимонопольному законодательству недобросовестное использование средств индивидуализации компании и товарных знаков/знаков обслуживания. Введение в оборот товара, в котором незаконно использовались иные результаты интеллектуальной деятельности (например, изобретения, произведения науки и искусства) тоже будет квалифицировано как нарушение.

Отдельно выделяют действия (бездействие) конкурентов, способные вызвать смешение нескольких разных бизнесов. Такое смешение при реализации продукции на рынке может быть следствием использования тождественных либо похожих товарных знаков, коммерческих обозначений, иных средств индивидуализации. Копирование или имитация внешнего вида товара, равно как и дизайна его упаковки, чрезмерное подражание фирменному стилю, несомненно будет расценено как создание смешения. Защита интеллектуальной собственности часто осуществляется параллельно с защитой от недобросовестной конкуренции.

По мнению Верховного Суда РФ, если при размещении контекстной рекламы в Интернете для показа объявлений в качестве ключевых используются слова, идентичные либо сходные до степени смешения с чужим средством индивидуализации, такая реклама может быть квалифицирована как акт недобросовестной конкуренции (при наличии недобросовестных намерений нарушителя).

В деле № СИП-39/2023 Суд по интеллектуальным правам признал действия предпринимателя недобросовестной конкуренцией в отношении его бывшего контрагента, с которым они общими усилиями вели деятельность в сфере разработки контента (вебинаров, онлайн-курсов и проч.). Предприниматель приобрел исключительные права на товарный знак, который на самом деле использовался партнерами совместно. Суд признал, что этот предприниматель фактически присвоил себе приобретенную обозначением известность среди потребителей и при регистрации знака имел намерение воспользоваться этой узнаваемостью в ущерб контрагента, вытеснив его с рынка, получив имущественную выгоду.

ФЗ запрещает раскрытие конфиденциальной информации с целью получения конкурентных преимуществ. Под запретом выход за рамки режима коммерческой тайны без согласия обладателя охраняемой информации, нарушение условий соглашения о неразглашении, раскрытие сведений, полученных при выполнении служебных обязанностей до истечения установленного срока сохранения конфиденциальности. Помимо коммерческой тайны не допускается разглашение персональных данных, аудиторских сведений, содержания корпоративного договора непубличного общества, инсайдерской и прочей значимой информации.

Арбитражный суд г. Москвы, изучив представленные в дело № А40-86758/2020 доказательства, обязал УФАС города возбудить дело в отношении ответчика. Нарушение состояло в том, что посредством найма на работу бывшего сотрудника истца, используя персональные данные клиентов этого конкурента, неправомерно полученные от нанятого работника, ответчик предлагал тем потребителям услуги по более низкой цене. Поскольку персональные данные клиентов были конфиденциальной информацией, не находились в открытом доступе, суд признал описанную ситуацию недобросовестной конкуренцией, связанной с незаконным получением и использованием информации, составляющей коммерческую тайну.

При анализе действий конкурентов на предмет совершения правонарушений в сфере антимонопольного законодательства важно помнить о том, что это нарушение может касаться не только норм ФЗ, но и положений других законов (допустим, Закона о рекламе).

Определив, какая форма недобросовестной конкуренции имела место, каковы обстоятельства совершенного нарушения, можно приступить к подготовке обращения в компетентный орган для реализации своего права на защиту. В случае споров, связанных с нарушением конкурентного права, таким органом может быть и ФАС РФ, и арбитражный суд. Право выбора остаётся за компанией, обращающейся за защитой. Стоит иметь в виду, что при одновременном обращении сразу и в антимонопольный орган, и в суд, с высокой вероятностью рассмотрение иска будет отложено до принятия решения соответствующим УФАС. Негосударственный третейские суды не могут рассматривать споры в сфере защиты от недобросовестной конкуренции.

При выборе между ФАС и судом нужно понимать, что процедуры рассмотрения дел о нарушении антимонопольного законодательства в этих органах существенно отличаются. В частности, право на защиту при судебном рассмотрении будет реализовываться по месту состоявшегося нарушения либо месту нахождения нарушителя, в то время как ФАС не зависит от названных факторов.  Подавляющее большинство разбирательств по изучаемому вопросу проходят на базе ФАС РФ, а не судов, как у специально учрежденного органа.

Эффективными могут быть также способы защиты, подразумевающие активные самостоятельные действия правообладателя (самозащита). К таким мерам защиты от недобросовестной конкуренции относятся, например, публикация опровержений предшествующего дискредитирования или введения третьих лиц в заблуждение. Информационную и превентивную функцию выполняют и письма-предупреждения, в которых правообладатель оповещает своих клиентов, контрагентов или конкурентов о наличии определенного права и намерении его защищать.

Для недобросовестных участников рынка закон о защите конкуренции предусмотрел несколько видов ответственности для каждого вида правонарушения:

— гражданско-правовая ответственность
— административная ответственность

Гражданско-правовая ответственность наступает для нарушителей всегда, когда речь заходит о возмещении причиненного ущерба (чаще всего имущественного). Административная ответственность предполагает наложение штрафа, который нарушитель заплатит в пользу государства. Размеры штрафов могут составлять 12000 – 20000 руб. для должностных лиц, 100 000 – 500 000 руб. для юридических лиц.

Таким образом, на сегодняшний день предусмотрен ограниченный круг способов защиты от недобросовестной конкуренции. Однако через их применение можно добиться как возмещения понесенных убытков, так и наложения административного штрафа (иной предусмотренной соответствующим кодексом санкции), что является эффективными методами борьбы с нарушителями и восстановления нарушенных прав.

\